Главная » Здоровый образ жизни » Два лика одного расстройства

Два лика одного расстройства

В IV веке до н.э. древнегреческий философ Платон описал манию как «состояние «правильного» неистовства, происходящего от муз», как источник поэтического вдохновения. История показывает, что состояние, которое можно обозначить как циклический переход от депрессии к мании наблюдалось у писателя Эрнеста Хемингуэя, композитора Роберта Шумана, поэта Иоганна Гете, философа Артура Шопенгауэра… В психиатрической науке подобное заболевание носит название маниакально-депрессивного, или биполярного, расстройства. Чаще всего развивается оно у молодых людей в возрасте до 35 лет и поражает одного из 100 жителей планеты.

Главная черта заболевания – его биполярность, что означает выделение в его течении двух ярко выраженных фаз – мании и депрессии. При развитии маниакальной фазы пациенты испытывают необычный подъем, активность, переменчивость настроения с чрезмерной раздражительностью, которая быстро нарастает в течение нескольких дней. В состоянии мании больной может «начать смотреть в Наполеоны», вынашивать в себе совершенно бредовые идеи. Депрессивная фаза характеризуется чувством бесполезности, беспомощности, рассеянностью внимания, повышенной утомляемостью. Две эти крайности либо непосредственно сменяют друг друга, либо же между ними могут быть довольно длительные периоды абсолютно нормального настроения. Легкие формы заболевания встречаются достаточно часто, не достигая при этом клинической выраженности.

«Маниакально-депрессивное расстройство – заболевание очень интересное, если можно так выразиться, – рассказывает главный психиатр г. Архангельска Анатолий Богданов. – Явную его форму можно увидеть, что называется, невооруженным глазом: у человека повышенный аппетит, блестят глаза, он постоянно находится в движении и при этом фактически не нуждается во сне, спит по 3–4 часа в сутки. Становится понятно, что человек болен. Однако кроме маний встречаются еще и гипомании. В таких случаях понять, что это именно заболевание, а не проявления дурного характера или настроения, достаточно сложно: больной активен, может быть душой компании и спокойно живет в семье, лишь иногда проявляя некоторую нетактичность или цинизм. И если в состоянии мании он может нанести вред не только себе, но и окружающим, совершает некие асоциальные поступки, то при гипомании больные пребывают в состоянии «большого счастья».

При гипомании несколько возбужденное состояние человека даже не мешает, а помогает ему жить: у него прекрасная самооценка, он многое успевает, верит в свои силы. «Конечно, нельзя говорить о том, – продолжает Анатолий Борисович, – что заболевание приносит успех. Но здесь перед врачами-психиатрами часто встает вопрос этического характера: необходимо ли фармакологическое вмешательство? В моей врачебной практике был удивительный случай: за 2 месяца гипомании молодой человек успевал сделать то, что ему не удавалось успеть за полтора года пребывания в нормальном состоянии. Он «разделывался» с академическими долгами, наверстывал упущенное почти за год обучения. И вопрос состоял в том, нуждается ли он в медицинской помощи. Это пример продуктивной гипомании, и он скорее исключение, чем правило. Чаще всего такие состояния бывают непродуктивными: человек начинает одно дело, бросает его, тут же хватается за следующее… Понятно, что если гипомании частые и при этом сочетаются с депрессиями, то тогда врачебное вмешательство необходимо».

Маниакально-депрессивное расстройство считается одним из самых драматичных среди аффективных расстройств. В «эпизоды» мании у человека стираются границы, сдерживающие его поведение. «Биполярное расстройство действительно драма для человека, – говорит Анатолий Борисович, – он очень сильно меняется.  Все его инстинкты  как бы кричат изнутри, требуют выхода, реализации. Именно это ведет к необдуманным поступкам, приносящим вред, прежде всего, самому больному, который с легкостью может поменять дорогие швейцарские часы на две бутылки водки или потерять чувство меры в употреблении алкоголя настолько, что попадет в медвытрезвитель. Кроме того, мании сочетаются с депрессиями: человек чувствует себя опустошенным и никчемным. Получается, что родные страдающих маниакально-депрессивным расстройством видят перед собой двух разных людей: оптимистичного, деятельного, успешного с одной стороны и склонного к самоуничижению, пассивного, ничем не интересующегося – с другой».

Теории о причинах

Современные подходы к изучению причин биполярного расстройства сконцентрированы прежде всего на генетических исследованиях. Близкие родственники страдающих биполярным расстройством заболевают в 10–20 раз чаще, чем все остальные люди. Если один из родителей страдает маниакально-депрессивным расстройством, то ребенок в 12–15% случаев получает заболевание «в наследство». Если биполярным расстройством страдают оба родителя, для ребенка риск заболеть повышается до 25%. «Причина заболевания, – поясняет Анатолий Борисович, – генетическая. При этом важные жизненные события и потрясения – своего рода фон, на котором развивается биполярное расстройство. Кстати, передаваясь из поколения в поколение, оно не всегда проявляется в каждом колене».

Диагноз «биполярное расстройство» может поставить только психиатр. Выявляется заболевание в ходе клинической беседы. Кроме того, существуют различные опросники и шкалы (например, опросник депрессии Бека), которые служат дополнительным средством диагностики. Как и депрессия, биполярное расстройство поддается лечению. Фармакологическое вмешательство здесь неизбежно: это не просто психическое, но в первую очередь биологическое заболевание. Но от психотерапии отказываться не стоит. По мнению Анатолия Борисовича, психологическая поддержка при лечении должна присутствовать: «Дело в том, что нужно помочь как самому пациенту, так и его родным. Больному необходимо научиться жить с самим собой, контролировать проявления заболевания и справляться с симптомами. Родственникам же страдающего биполярным расстройством нужно понять, как лучше с ним общаться».

Маниакально-депрессивное расстройство сегодня встречается достаточно часто. По данным американских ученых, в США этим заболеванием страдают около 2 миллионов человек. Однако выявляемость биполярного расстройства сегодня, к сожалению, ниже его распространенности. Поэтому нужно помнить, что наше психическое состояние тоже требует от нас внимания. «В преддверии 10 октября, Дня психического здоровья, – завершает беседу Анатолий Борисович, – мне бы хотелось пожелать читателям здоровья, как физического, так и крепкого психического». Ведь еще Аристотель считал, что «телесное расстройство поражает душу, а болезни души исходят от тела».

Материал: Ольга Котова

Top