Главная » Здоровый образ жизни » Обидно, досадно? – да ладно!

Обидно, досадно? – да ладно!

Обида, с детства хорошо знакомая каждому из нас, всплывает, как правило, тогда, когда кто-то неудачной шуткой, колким замечанием или откровенной грубостью выводит из состояния равновесия наши «нежные» чувства. Она может быть маленькой обидкой, переживаемой в лёгкой форме, или весьма внушительной обидищей, заставляющей нас терять сон и покой. При этом о ней нужно знать, что большая её часть, как большая часть айсберга, всегда остается скрытой морскими глубинами нашего «я».    

 

Обида стратегического назначения

«Существуют различные концепции, объясняющие феномен обиды, – рассказывает Анна Кузнецова, медицинский психолог, кандидат психологических наук, заведующая психологической службой СГМУ. – Наиболее чёткой мне кажется концепция, разработанная в когнитивной психологии. Она рассматривает обиду как эмоцию, возникающую у человека тогда, когда другой человек ведёт себя вопреки нашим ожиданиям. Формулу обиды условно можно записать так: «ОБИДА = наши ожидания в отношении поведения другого человека (он/она должен/должна сделать что-то или не сделать) – (минус) реальное поведение этого человека». В природе обиды заложено наше представление о том, что другие люди должны поступать так, как мы хотим или считаем правильным. Соответственно, в любой ситуации, когда другой человек поступает не так, как мы ожидаем, существует риск обиды, которая, кстати, не является единственным выходом из ситуации. Возможны и другие реакции на подобное «несоответствующее» поведение: гнев или злость, например.

Согласно некоторым направлениям психологии, обида не является врождённой эмоцией. Мы рождаемся, не умея обижаться. К так называемым врождённым (или истинным) эмоциям представители этих концепций относят радость, страх, гнев и печаль. Это то, что ребёнок переживает с рождения. А вот обиду – нет. Попадая в социум, в процессе воспитания, в период с 2–3 до 5 лет, он учится обижаться. Как? Путём наблюдения за окружающим миром. Дети обладают потрясающей способностью наблюдать и понимать, что происходит. Они видят, как взрослые, используя обиду, достигают желаемого: мама обиделась на папу и получила, например, желанное украшение, папа «надулся» на маму и получил возможность смотреть футбол. В общем, миллион таких больших и маленьких ситуаций. Ребёнок начинает пробовать свои возможности: надулся – купили игрушку, заплакала – получила конфету. И постепенно приходит к осознанию того, что это действительно работает. После чего начинается усовершенствование навыка. Когда мы взрослеем, то, как правило, уже не задумываемся, зачем и почему мы обижаемся – мы делаем это по привычке.

Важно понимать, что обида является именно средством манипуляции: её часто называют «рэкетной эмоцией». Её суть – заставить другого человека делать то, что нужно нам, без учёта его потребностей, интересов, возможностей. Человек, который обижается, не заинтересован на самом деле в решении проблемы. Он заинтересован только в том, чтобы получить своё.

Привычка – вторая натура?

«Нужно ли бороться с обидами – вопрос индивидуального выбора, конечно, – рассуждает Анна Алексеевна. – Но я считаю, что работать с ними нужно обязательно. Естественно, нам кажется, что с помощью обиды мы что-то получаем, она даёт нам определённую выгоду. Но если подумать, то потерь, которые мы несём от обиды, больше, и они, на мой взгляд, куда весомее. Во-первых, обида негативно сказывается на психологическом состоянии обижающегося. Именно обижающегося, потому что окружающие со временем перестают покупаться и начинают спокойно или даже с неприязнью относиться к постоянно обижающемуся человеку. Обижаясь, мы склонны постоянно об этом думать, загоняя себя в тревогу, тоску, раздражение, а иногда и в депрессию. Нарушается работоспособность, способность концентрировать внимание, радоваться жизни. Во-вторых, обида вредна для соматического здоровья: существует множество исследований, выявляющих влияние обиды на работу сердечно-сосудистой системы, связь обид с онкологической патологией. Состояние обиды делает человека более уязвимым соматически, и на этом фоне могут обостряться уже имеющиеся проблемы.

В-третьих, обида ухудшает отношения с близкими людьми. Никому не нравится постоянно чувствовать себя виноватым, а именно этого и добивается обижающийся от партнёра. В результате обидчивые люди часто вызывают раздражение. Вспомним пословицу: «На обиженных воду возят». Обида не решает проблему: в следующий раз обижающийся будет точно также ждать, что всё будет так, как он или она захочет.

В-четвертых, нужно понимать, что наше поведение влияет на близких нам людей, в частности, детей. И если мы постоянно обижаемся, то наши дети учатся от нас именно этому, пополняя собой, тем самым, ряды обижающихся. Уверены ли мы, что хотим научить их именно этому?

Существуют разные варианты разрешения обиды – исходы обиды. Один из них – прощение. Многие специалисты считают его одним из лучших, поэтому существует множество техник, помогающих прощать. Другой исход – это анализ обиды, в результате которого достигается понимание её бессмысленности. Для этого тоже сущетсвуют специальные техники, суть которых – ответить себе честно на вопросы: чего я ждал(а) от другого, говорил(а) ли я честно о том, что мне нужно, почему другой должен делать то, что мне нужно, есть ли негативные последствия моей обиды, является ли обида лучшим вариантом решения проблемы, а есть ли другие варианты? В общем, «включить голову».

Свести свою обидчивость к минимуму вполне возможно. Я знаю людей, которые, по их собственной оценке, не обижались уже несколько лет. Это не значит, что окружающие всё время делают то, что они хотят. Просто, с одной стороны, эти люди предпочитают не ждать, а просить, предлагать, заявлять о своих потребностях, конечно, получая при этом и отказы. А с другой – в ситуации риска возникновения обиды они «включают голову», думают, задают себе вопросы и, как правило, выбирают реакцию, альтернативную обиде. Если человек говорит, что он обидчивый, то таким образом он пытается настроить других на то, чтобы с ним обращались осторожнее, бережнее. Важно понимать, что если человек заявляет о себе подобным образом, значит, он решил таким быть, и его обидчивость – это привычка. Привычка, которую мы можем изменить».

В соседстве с гордыней

«Основа обиды – гордыня, – поясняет отец Даниил Плотников, иеромонах, настоятель храма Святой великомученицы Варвары. – Если злость и ненависть – это ущербность, своего рода «повреждённость» в любви, то гордыня – это отсутствие добра. Подобно тому, как какой-то недостаток или увечье на лице вносит дисгармонию во внешний облик человека, разрушая его красоту, гордыня является щербиной в облике духовном. Она соседствует с самостью – стремлением ставить свое «я» впереди, в центр, вокруг которого строится весь окружающий мир. Обида – это разрушение собственных планов: есть план, некая схема, которая, в моём понимании, должна реализоваться. И когда она рушится, я чувствую обиду. Для изначально повреждённой природы человека – под природой понимается здесь не только физическое тело, но и душа, дух, сознание, ум и даже привычки – переживание обиды в её зародыше вполне естественно. Но при этом очень важно, как мы реагируем на свою первоначальную обиду. Можно позволить ей разрастись: неслучайно обида часто выступает катализатором проявления остальных страстей, таких как зависть, злоба, хамство. Переживая первые мгновения обиды, человек, которому от Бога дан разум, может с помощью рацио отрегулировать свои чувства. Они бушуют, а разум всегда бесстрастен. Если чувства, воля и разум придут в гармонию, а не будут как лебедь, рак и щука тянуть человека в разные стороны, тогда человек потянется в правильном направлении.

Простить обиду – это не значит забыть о ней. Прощение – умение не делать зло человеку и прийти к нему на помощь вне зависимости от того, что он против тебя сделал. Если мы пытаемся забыть обиду, то мы впадаем в состояние алкоголика, который при помощи вспомогательных средств всех простил и всё забыл. Духовная сила заключается в умении терпеть и переживать собственные поражения, а не убегать от них.

Обида – это своего рода хроническое заболевание. Для того чтобы снизить вероятность его обострений, необходимо соблюдать диету. Если, обижаясь, мы начинаем ругаться, критиковать, злиться, значит, почва в нашей душе благоприятна для прорастания сорняков. А бороться нужно далеко не с сорняками, но стараться сделать почву благоприятной и однородной».

Взгляд изнутри 

 Николай Терюхин, художник-модельер, член Ассоциации русских художников в Париже, руководитель модельного агентства:

– Я не могу сказать, что обижаюсь часто. А если и обижаюсь, то довольно быстро забываю о своих обидах. Не скрою, что могу обидеться и на мелочь, но, честно говоря, тоже ненадолго. Сильные обиды переживаю только тогда, когда кто-то действительно делает больно.

Анна Акимова, певица, солистка групп «Клякса» и «Прекрасный город»:

– Меня очень легко задеть, обидеть. Наверно, я чувствительна к несправедливости – от мелкой человеческой до Вселенской. При этом я очень отходчивый человек: отойти мне помогает небольшой взрыв: нужно либо поругать, либо поплакать. После этого могу и не вспомнить о случившемся. Мне кажется, что обида – вещь в себе. Она не нужна никому, кроме обижающегося. И обижаться есть смысл только на тех, кто и без обиды сможет исправить ситуацию. Мне кажется, что обида – это эмоция, свойственная только русским людям. У русского человека очень развита жалость к себе, при полной беспомощности в суровой жизненной действительности. Отсюда и обида. У других народов она может быть и злобой, и мстительностью, и отчаянием. А у нас вместо этого – себяжаление.

Материал: Ольга Котова

Фото: Владимир Трефилов, Константин Любимов и из архива собеседников

Top